Баил ин (Bail in)


«Спасение за счет собственных ресурсов». Новый термин не только в регулировании национальных банковских систем, но и в английском языке[1].

        Данное понятие и сам механизм регулирования появились в Европейском союзе во время второй волны мирового финансового кризиса 2008-2009 гг., пришедшей в Европу в 2010-2012 гг. и обострившей проблему государственного долга стран Южной Европы. В наиболее сложную экономическую ситуацию попала Греция и тесно связанная с ней внешнеторговыми и финансовыми связями Республика Кипр. Особенно сильное падение экономической активности в экономике Кипра имело место в туристической и транспортной отраслях, являющихся крайне важными для этого небольшого островного государства. К 2012 г. цены на коммерческую недвижимость на Кипре упали на 30%, а объем и доля просроченных банковских кредитов, обслуживающих в большинстве своем эти отрасли, напротив, резко выросли. Кипр запросил финансовую помощь у руководящих органов Евросоюза. Однако ее предоставление было поставлено в зависимость от выполнения экстраординарных, ранее не применявшихся нигде в мире условий властями Кипра. Впервые банковские институты, испытывающие острый дефицит ликвидности (нехватку денег для обеспечения своей основной деятельности) должны были решать свои проблемы не за счет внешнего финансирования, а за счет внутренних ресурсов – капитала собственников (акционеров) и денежных средств клиентов, чьи вклады были заморожены и использованы для того, чтобы «расшить» узел неплатежей в банковской системе[2].

        Никогда и нигде ранее средства вкладчиков не использовались для решения проблем обслуживающих их банков, по крайней мере, на легальной основе. Наоборот, правительства и финансовые органы всех стран делали всегда все возможное, чтобы вкладчики не потеряли интерес к банковской системе, не поддались панике и не начали в массовом порядке забирать свои вклады и сбережения. Особенно осторожно регулятивные органы всегда принимали решения в отношении крупных кредитно-финансовых организаций в соответствие с принципом «too big to fail» – «слишком крупный, чтобы дать ему обанкротиться», поскольку крупные банки одновременно участвуют в огромном количестве банковских операций и платежей клиентов, и своих собственных. Их банкротство способно парализовать всю платежную и банковскую систему страны.

        На Кипре же получилось обратное – вкладчики, наряду с собственниками и менеджерами банков разделили ответственность за неэффективную работу финансовых институтов. Причем, вкладчики в отличие от менеджеров и собственников никогда не имели и не имеют такой же полноты информации и рычагов управления кредитными организациями, какие есть в руках у управляющих и владельцев банков. Вкладчикам кипрских банков запретили снимать наличные деньги со своих счетов, кроме небольшой суммы, тем самым, нарушив их права собственности, нанеся им финансовый ущерб. Суммы на вкладах, превышающие 100 тыс. евро, то есть свыше максимальной величины, гарантированной к возврату по закону о страховании вкладов, принудительно обменяли на акции этих же банков. Рыночная стоимость таких акций оказалась значительно меньше денежных сумм, лежащих на вкладах, что означало неэквивалентный обмен и денежные потери.

        Данный механизм Bail in, который часто называют «кипрским экспериментом», в дальнейшем не только не был отменен и осужден как неправомерный, но в той ли иной степени был прописан в правовых актах, регулирующих банковскую деятельность в Канаде, Новой Зеландии, США, Великобритании, Германии. Такой механизм означает, что проблемные банки продолжат свою работу, они не становятся банкротами и не оказывают негативного влияния на банковскую и платежную систему страны, государство (центральный банк) не несет финансовые расходы на поддержание проблемных банков.

В качестве альтернативы механизму Bail in центральные банки могут использовать безболезненный для вкладчиков механизм санации путем создания специального фонда консолидации банковского сектора и вхождения в капитал проблемного банка. Именно так поступил Банк России, став собственником и предоставив капитал для банков «Открытие», Бинбанк, превратившихся, по сути, в банкротов в 2017 г. Оставив эти банки на рынке, ЦБ восстановил их финансовую устойчивость, повысил к ним доверие со стороны клиентов, сохранил средства в Агентстве страхования вкладов и стабильность на межбанковском рынке. В ближайшее время планируется продажа акций этих банков на рынке и выход Банка России из их капитала.  

        По итогам мирового финансового кризиса 2008-2009 гг. регуляторами многих стран был пересмотрен не только принцип «bail out», но также и принцип «too big to fail». Центральные банки стали составлять списки системно-значимых финансовых институтов (systemically important financial institutions, SIFI), то есть крупных кредитно-финансовых организацией, на долю которых приходится значительная часть рынка. К ним были предъявлены более жесткие требования к качеству активов и обязательств,  на регулярной основе стали проводится более строгие оценки финансового состояния (стресс-тестирование).

Обновлено: 10 апреля 2020 г.

[1] Как известно, в англ. яз. есть термин bail out, что дословно означает «вычерпывание воды из лодки», а в переносном смысле - спасение финансово несостоятельных компаний и банков путем выделения им денежных средств из государственного бюджета или кредитной поддержки со стороны центрального банка

[2] Михайлин А. Н., Смирнов Е. Н., Логинов Б. Б. Международный офшорный бизнес: учебное пособие для бакалавриата и магистратуры. Москва: Издательство Юрайт, 2019 г. С.93-95


Обновлено: 10 апреля 2020 г.