Бегство капитала


Термин имеет два толкования и используется в широком значении и узком. В широком ключе по определению международного экономиста-историка Чарльза Кинделбергера (США) бегство капитала выражается в волатильных, «ненормальных потоках капитала из страны, движимых страхами и недоверием [владельцев этого капитала]»[1]. Страх собственников капитала утратить контроль над ним часто бывает связан с нестабильной экономической или политической ситуацией в стране, неспособностью правительства гарантировать права собственности, криминогенной обстановкой, кризисными явлениями и многими другими негативными составляющими делового климата. Статистически установить точные размеры бегства капитала в широком толковании этого термина не представляется возможным, можно лишь примерно оценить его объемы по чрезмерно большому чистому[2] оттоку частного капитала в отдельные промежутки времени. В терминологии МВФ и Всемирного банка – это перемещение «горячих денег».

В узком значении бегство капитала – это нелегальные операции по выводу капитальных ресурсов из страны, когда их владельцы «используют недостатки внешнеторгового контроля»[3], а также другие лазейки в законодательстве. Такое бегство капитала может быть подсчитано и отражается в платежном балансе страны (ПБ) в специальных статьях ПБ под названием «сомнительные операции», а также в неявной форме включены в сальдо счета «Чистые ошибки и пропуски». В данном значении капитал утрачивает свою национальную принадлежность, в силу чего его следует отличать от понятия «экспорт капитала». При экспорте капитала сохраняется его происхождение и его связь с национальной экономикой страны. К примеру, открытие в 2013 г. немецкой компанией Siemens своего предприятия в Канаде по производству высоковольтных трансформаторов является экспортом капитала на основе прямых иностранных инвестниций. А вывод нелегальной букмекерской конторой из Кыргызстана денежных средств в размере 14,3 млн. долл. на счета в иностранных банков в 2017-2019 гг. относится к бегству капитала, поскольку основная задача владельца таких средств спрятать, вывести из-под надзора контролирующих органов своей страны нелегально полученные доходы и капиталы.

Кроме того, экономисты говорят о внешнем и внутреннем бегстве капитала. Первая разновидность означает уход капитала за рубеж. Внутреннее бегство капитала проявляется в форме долларизации национальной экономики, когда капитал не уходит за границу, но и не используется в национальной экономике, то есть не обслуживает сделки внутри страны. Субъекты экономики предпочитают держать сбережения в иностранной валюте для того, чтобы сохранить их от обесценения. Долларизация имеет место в развивающихся странах с высокой и неуправляемой инфляцией. Крайне негативные последствия имеет долларизация в виде оборота наличной иностранной валюты, так как это способствует развитию криминальных форм бизнеса; она еще больше раскручивает маховик инфляции; национальные банки несут расходы, связанные с ввозом иностранных банкнот из-за рубежа.  

Для борьбы с бегством капитала используются как меры контроля, ограничений и запретов, так и политика государства, направленная на улучшение делового климата, стимулы и льготы, борьба с криминальной обстановкой в стране. Весомый вклад вносят меры центрального банка по сдерживанию инфляции, укреплению курса национальной валюты. В этих условиях становится невыгодно держать на руках или на счетах в банках страны иностранную валюту в связи с потерями на неблагоприятной курсовой динамике.

[1] Charles P. Kindleberger. International Capital Movements. Cambridge University Press. 1987.

[2] чистый отток капитала означает отток минус приток капитала

[3] Bhagwati T. N. On the Underinvoicing Imports, Bulletin of the Oxford University, Institute of Economics and Statistics, Vol. 26, Oxford, 1964. pp. 389-397.


Обновлено: 4 ноября 2020 г.