Глобальный контртеррористический форум (ГКФ), англ. – Global Counterterrorism Forum (GCTF)


Глобальный контртеррористический форум (ГКФ) — это неформальная, аполитичная многосторонняя контртеррористическая платформа, которая вносит свой вклад в международную архитектуру борьбы с терроризмом.

Официальный сайт: https://www.thegctf.org/ [3]

Запушен в 2011 году как площадка для обмена опытом и стратегиями, а также для разработки широко применимых передовых практик и инструментов противодействия терроризму для должностных лиц и специалистов-практиков во всем мире [3].

Миссия ГКФ состоит в том, чтобы сократить вербовку террористов и увеличить возможности стран для борьбы с террористическими угрозами в пределах их границ и регионов. ГКФ работает с партнерами по всему миру с целью противодействия использованию террористами современных компьютерных технологий.

Основная цель Форума состоит в содействии реализации Глобальной контртеррористической стратегии Организации Объединенных Наций (ООН), пересмотренной в июне 2021 года, и Рамочной программы ООН по борьбе с терроризмом [3].

МИД России отмечает полезность ГКФ в качестве площадки для деполитизированного диалога практиков антитеррора по широкому кругу действительно актуальных вопросов, представляющих реальный интерес для его участников [1;2].

Под эгидой Форума разрабатываются практические пособия, своды передовых практик, иные прикладные материалы, которыми пользуются и российские эксперты. Так, например, к ноябрьской 2022 г сессии Министерского сегмента ГКФ Россией были подготовлены два меморандума по тематике противодействия финансированию терроризма и «смычке» терроризма с международными преступлениями, дополнение к Нью-Йоркскому меморандуму о пресечении трансграничных передвижений террористов, а также практическое пособие по ведению списков террористов.

В соответствии с параграфом 10 пересмотренных Правил процедуры ГКФ Форум придерживается в своей работе инклюзивного, беспристрастного и прозрачного подхода и действует в качестве неформальной, аполитичной, гибкой и ориентированной на результат платформы, собирающей наиболее квалифицированных экспертов и практиков антитеррора. Однако в повестку дня организаторы иногда включают вопросы сугубо политического характера, не относящиеся к проблематике противодействия терроризму.

МИД России полагает, что потенциал ГКФ как неформальной и гибкой межгосударственной площадки, объединяющей практиков антитеррора, должен быть по-прежнему востребован для обмена мнениями и поиска возможных путей решения актуальных задач в данной сфере. Форум должен оставаться максимально деполитизированным и практикоориентированным форматом, функционирующим на основе принципа консенсуса и играющим вспомогательную по отношению к ООН роль. В этой связи серьезную обеспокоенность вызывает давно наметившийся тренд на приоритетное рассмотрение ГКФ тем, которые не относятся непосредственно к противодействию терроризму [2].

  1. Обращает на себя внимание обилие реализуемых в ГКФ инициатив в сфере противодействия т.н. «насильственному экстремизму». Однако в ГКФ отсутствует ясное понимание того, что такое «насильственный экстремизм», чем он отличается от «обычного» экстремизма, каковы модальности криминализации экстремистской деятельности и в чём заключается его соотношение с терроризмом.
  2. Не может быть поддержано чрезмерное выпячивание роли гендера (особенно в приложении к мерам по противодействию т.н. «насильственному экстремизму»). Это направление деятельности Форума явно не может иметь главенствующее значение в антитеррористических усилиях государств.
  3. В ГКФ отсутствует консенсус по концепции «расово и этнически мотивированного насильственного экстремизма» (РЭМНЭ), не поддержанной Россией. С одной стороны, Российская Федерация как страна, которая понесла наибольшие потери во Второй мировой войне, осознает угрозы, исходящие от праворадикальных движений.

В частности, Министерство юстиции Российской Федерации ведёт перечень экстремистских организаций, запрещенных на территории России, большинство из которых относится к категории ультраправых и пропагандирует идеи межрасовой, межнациональной или межконфессиональной розни и нетерпимости. С другой стороны, МИД усматривает двойные стандарты и умышленную политизацию повестки дня Форума в отказе норвежско-американских координаторов включить в сферу РЭМНЭ действия по реабилитации нацизма [2].

См. также: ООН: Глобальная контртеррористическая стратегия Организации Объединённых Наций

  1. Выступление директора ДНВ МИД России В.Е.Тарабрина в ходе онлайн-заседания Министерского сегмента Координационного комитета ГКФ (7 октября 2021 г.). // Сайт МИД России.
  2. Выступление специального представителя Министра по вопросам международного сотрудничества в борьбе с терроризмом, директора Департамента по вопросам новых вызовов и угроз МИД России В.Е.Тарабрина в ходе заседания Министерского сегмента Глобального контртеррористического форума (ГКФ). 08.11.2022.
  3. Global Counterterrorism Forum (GCTF) - Home.

Обновлено: 13 ноября 2022 г.